МЫ ЕЩЕ НЕ ВОЛШЕБНИКИ, НО УЧИМСЯ ПОСТИГАТЬ МАГИЮ ТЕАТРА

Газета «Красное знамя» №3 от 16 января 2020 года

Автор статьи: Лариса ПАШКОВА

Фото А. ЕШМЕМЕТЬЕВОЙ
Фото А. ЕШМЕМЕТЬЕВОЙ

    В канун Нового года мы поговорили со студийцами театра «Парафраз» о спектаклях и ролях в жизни и на сцене. Выдержки из беседы предлагаем вам.

 

   Через пять поколений

    Павел Шарыгин, режиссер студии театра «Парафраз»:

- Три года назад я прочитал повесть Бориса Васильева «Завтра была война» и, что называется, зацепило. Мне как режиссеру стало интересно. Да, между нашими артистами и персонажами повести - огромный разрыв во времени: жизнь кардинально поменялась, а человеческие проблемы остались теми же. Интересно было сравнить, что волновало десятиклассников тогда и что волнует сейчас Тогда любовь была более наивная, но и более чистая. Изменилось отношение людей к жизни: раньше всех учила, как правильно жить, партия, начиная с детского сада, и альтернативы не было. Более того, я не знал, что этим спектаклем был открыт театр на улице Революции. Вероятно, этот спектакль - знаковый для театра «Парафраз».

 

    - Как удалось перевоплотиться в образы героев той эпохи?

    Екатерина Салтыкова (в спектакле Искра Полякова):

    - В своей постановке мы делали акцент не на время, а на чувства и переживания героев. Обсуждали житейские проблемы: как защитить друга, как сказать подруге, что ты влюбилась В школе я увлекалась историей и поэтому про комсомол довольно много слышала. Если сравнивать себя с персонажами, я, наверное, больше Зина, чем Искра. Когда мне дали эту роль, я начала учиться у своего персонажа. В обычной житейской ситуации задавала себе вопрос: а как бы Искра поступила на моем месте, и часто отвечала: вот тут она пошла бы и просто сделала все, без разговоров. Я училась у нее самодисциплине, какой-то внутренней организованности.

    При подготовке к роли мы выписывали реплики своего персонажа. Я постоянно задавала себе вопрос: а почему она именно так поступила? Когда читала повесть, у меня было ощущение, что герои какие-то родные, что я их всех знаю.

 

    Павел Шарыгин:

    - Вообще мы спектакль поставили за двенадцать дней. Я попутно дописывал текст, саму инсценировку три раза переписывал, у нас были сжатые сроки В течение трех последних лет, пока идет спектакль, что-то в него добавляется, акценты смещаются, да и жизнь не стоит на месте. Ведь спектакль - живой организм, он растет и развивается вместе с актерами, которые воплощают эти роли.

 

    Денис Юсупов (в спектакле Юрий Дегтярев, десятиклассник):

    - Это самовлюбленный молодой человек, немного трусоватый... Скажу о своих партнерах. У нас совершенно замечательная Зиночка: очень похожа на свою героиню. Сама актриса такая, что ей приятно помогать: очень непосредственная, обаятельная (Павел Шарыгин: например, когда опаздывает на репетицию, язык не поворачивается ее отругать).

 

    Лада Лукина (в спектакле Вика Люберецкая):

    - Мне кажется, что с персонажем мы в каком-то отношении похожи. Я понимаю, почему она так переживает за своего отца, почему так интересуется Искрой. Если некоторые черты характера Вики - это результат воспитания, то у Искры это жизненная потребность. Например, Вика говорит, что истиной является то, что определили взрослые. Это правильно, потому что так сказали. А Искра тем же самым явлениям ищет собственное объяснение, доходит до этого своим умом. Искра и Вика - полярные характеры, поэтому и притягиваются.

 

    Алексей Глухов:

    - Я в спектакле играю Артема. Это второстепенный персонаж. Вообще эта история - о дружбе, о первой любви. Я сам интересуюсь историей, и мне хотелось донести до современных зрителей образ моего героя, показать его таким, каким его понял и полюбил я сам.

 

    Павел Шарыгин:

    - Если после спектакля хоть кто-то из зрителей откроет Гугл или Яндекс и прочитает, что такое комсомол - это уже будет большая победа. А как удалось донести до зрителя характеры персонажей - это уже таинство театра, его особая биохимия.

    Студия в театре была всегда: когда-то ее вел Исаев, потом Салимзянов, а позже, лет восемь назад, этим занялся я. Первый спектакль под названием «Убийца» был поставлен лет семь-восемь назад.

 

    В комедии ты серьезен

   - В каких спектаклях играть проще: в серьезных или в комедийных?

    Сложнее всего играть комедию. Это вообще самый сложный жанр. Во-первых, он труден с точки зрения репризности: если каких-то реприз в тексте не хватает, то их нужно дописывать. Во-вторых, очень важен ритмический рисунок: визуальный ритм, музыкальный ритм, ритм самого текста. Сложно ухватить саму манеру: важно не переигрывать и в то же время не спустя рукава работать, важно чувство меры И потом, все самые смешные вещи делаются с самым серьезным лицом. Ты знаешь, что сейчас сморозишь какую-то чушь, но делаешь это с очень умным лицом, отчего и возникает эффект комического.

 

    В профессии и в жизни

    - Вспомните случаи, которые объяснили что-то важное в профессии?

    Юлия Кудояр (Алкмена «Сейчас но до любви»), которая занималась с Денисом, сказала, что была поражена его работоспособностью: в трудовом процессе открылись такие его качества, о которых он и сам не подозревал.

 

    Денис Юсупов:

    - Я занимался в Екатеринбурге на курсе Николая Владимировича Коляды. Какие-то основы во время обучения закладываются, потом они в процессе жизни проявляются, начинаешь вспоминать, что действительно тебе ведь об этом говорили, это полезное знание.

 

    Екатерина Салтыкова:

    - Поступать а ездила и в Москву, и в Питер. Я два года подряд поступала. Это морально сложно, просто потому что там огромный поток людей. Помню, у МХАТа мы стояли с четырех утра до четырех часов дня. Все, кто поступает, они все талантливые - и поют, и танцуют, и пришли с гитарами. И ты думаешь: и зачем же ты, такая уродина, сюда приехала? Сложно продолжать заниматься после того, как тебе уже один раз сказали «нет».     

    Я очень люблю наш театр: здесь люди, которые подходят мне, с которыми мы говорим на одном языке, находимся на одной волне. Твои партнеры по актерскому цеху задают вектор, выступают для тебя неким камертоном, главное ухватить то, что мастер тебе даёт. Это такое точечное лечение, гомеопатия, если хотите. Надо определиться с тем, что ты хочешь. Если ты хочешь работать в Москве - это один разговор, а если хочешь воплощать свои способности в своем родном театре - другой.

 

    Алексей Глухов:

    - Собираюсь поступать либо в ЕГТИ, либо в Москву или Питер. Пока работаю в нашем театре, постигаю на практике азы профессии. Учиться обязательно надо: если ты не имеешь ремесла, будь хоть семи пядей во лбу, из тебя мало что выйдет. Необходимо пройти школу, получить базу, фундамент, который будет тебя поддерживать практически всю жизнь. Не зря говорят: «Век живи век учись». Ведь те, «кто нас выводит в люди», задают вектор развития.

 

    Театр должен быть внутри

    - Кого бы хотели сыграть?

    Денис хотел бы сыграть негодяя, Павел Шарыгин - Ноздрёва в «Мертвых душах», но сыграл Чичикова. Лада Лукина играла в спектакле «Процесс» девочку-горбунью. 

    Если история, которую ты играешь, не увлекает тебя самого, то театр внутри тебя может умереть. Театр должен быть внутри, и тогда он будет выходить на внешний план, будет захватывать зрителя в зале, а в ответ зал будет отдавать обратно эмоции, которые ты посылаешь. Ведь если ты сам не увлечен, как ты можешь увлечь зрителя? Если артистам на сцене, которые вышли играть спектакль, самим это не надо, то это не откликнется и в зале.