Esquire

Театр "Парафраз" представляет:

Esquire - ежемесячный журнал, основанный в 1933 году в США. Основные темы: культура и искусство, мода и стиль, бизнес и политика, технологии и автомобили, еда и здоровье, персонажи и интервью.

 

В ноябре 1932 года двое жителей Чикаго — Дэвид Смарт и Арнольд Гингрич начинают выпускать журнал для "успешных джентльменов". В январе 1937 года ежемесячный тираж журнала достигает отметки в полтора миллиона экземпляров. В октябре 1963 года тираж журнала увеличивается до двух миллионов.

 

Сегодня издаётся в 28-и странах мира.

 

Казалось бы, при чём тут театр "Парафраз"? Почему он представляет этот знаменитый журнал?

 

Да при том, что в мартовском номере Esquire представляет наш театр! И не просто представляет. Именно с рассказа о "Парафразе" начинается цикл статей о четырех театрах малых годов.

 

К сожалению, в глазовских киосках "Роспечати" найти этот журнал не так просто... Вот поэтому от нас перепечатка статьи из журнала Esquire!

 

МАЛЫЙ ТЕАТР

 

Кореспондент Esquire объехал четыре провинциальных города, побывал в театрах, о которых вы точно не слышали, и нашел там Кафку и интимный дневник отличницы.

 

Фотограф АЛЕКСАНДР ГРОНСКИЙ

 

ТЕАТР "ПАРАФРАЗ"

город ГЛАЗОВ

год основания 1983

вместимость 45 человек

режиссер Дамир Салимзянов

труппа 14 человек

 

В МИРЕ ЕСТЬ МНОГО ВИДОВ ТУРИЗМА: классический, гастрономический, спортивный, агротуризм. А еще существует удмуртский театральный туризм. Возник он чуть больше года назад. Местное турагентство собирает всех желающих в Ижевске, Воткинске и других городах Удмуртии и отправляют в миниатюрный Глазов - в тур выходного дня. Здесь туристов кормят, показывают город (в наличии - историческая застройка начала XIX века), заводят в краеведческий музей. Вишенкой на торте этого странного путешествия становится поход в глазовский театр "Парафраз".

 

Собственно, саму идею запустить туры местному министру культуры и туризма подкинул Дамир Салимзянов, худрук "Парафраза": ехать на гастроли самим слишком накладно. Заезжих театралов встречает здание в непонятном архитектурном стиле. Перед ним афиши, которые прямолинейно рассказывают о постановке: "Чтобы сэкономить ваше время и нервы, мы должны предупредить вас: спектакль по роману Франца Кафки "Процесс" - не развлекательный спектакль. Если вы идете сюда, чтобы весело провести время, то мы советуем сходить на спектакль "Царевна Дуся".

 

На одном из театральных щитов вместо афиши висит выцветшая реклама - доставка пиццы и роллов. Пища духовная соседствует с самой обычной: весь первый этаж здания занимает арт-кафе "Бульвар". "Мы довольно дружные соседи. Правда, иногда во время спектакля в зале может запахнуть едой. Но порой даже к месту - в том же "Процессе" по Кафке что ни случится, все часть реальности", - шутит Салимзянов. В ресторанчике можно попробовать черный бургер и пасту с чернилами каракатицы - глазовский Кафка подается аппетитно, по-столичному.

 

В 1989 году "Парафраз" поселился на втором этаже здания, над общепитом. Там должны были открыть молодежный клуб, но в конце 1980-х что-то пошло не так, и стройку заморозили. Основатели "Парафраза" договорились с властями: театру достанется второй этаж, если труппа сама его достроит. "Заливали все битумом, покрывали рубероидом крышу, ставили кирпичные перегородки. Правда, потом за нами пришлось все переделывать", - вспоминает Салимзянов. До этого театр вел кочевой образ жизни, даже в ЖЭКах приходилось играть.

 

Обойти "Парафраз" можно за две минуты: поднявшись по лестнице, вы оказываетесь в крохотном фойе. Направо пойдёшь - три гримерки. Налево - зрительный зал и закулисье. Все. Даже по меркам небольших провинциальных театров зал миниатюрный - всего на 45 посадочных мест. Зато несложно заполнить. Билеты на спектакли начинают продавать за три месяца и раскупают за два-три дня. Кстати век постановок "Парафраза" измеряется именно в билетах: продав шесть-восемь тысяч, театр убирает спектакль из репертуара. Подход математический: больше просто некому покупать. Цифру худрук вычислил экспериментальным путем: "Вместе с директором Игорем Мальцевым мы решили промониторить ситуацию - сколько билетов в принципе можно продать. Мы поставили "Слишком женатого таксиста" Рэя Куни, пьесу, которую многие ругают, но ставят везде. Продали пять тысяч билетов - и все застопорилось. Так мы нащупали нижний порог."

 

В этом году "Парафраз" впервые оказался в конкурсной программе "Золотой маски". Глазовцы повезут в Москву тот самый "Процесс". Почему в провинциальном российском театре решили поставить Кафку, вопрос смешной.

 

"К сожалению, Кафка всегда актуален", - жизнерадостно поясняет Салимзянов. Его "Процесс" прочитывается шире, чем просто социально-политический спектакль. Это часть театральной трилогии об уходе от реальности, задуманной режиссером 12 лет назад. Сперва на свет появился вербатим "Короли и капуста": актеры перевоплощались в местных дачников. Это была история о том, как спрятаться от действительности на своих шести сотках. Второй спектакль поставили по пьесе Агаты Кристи "Паутина" - о бегстве в вымышленный мир. Пассажир поезда читает книгу - и переносится из плацкарта в английское высшее общество. "Получилась мешанина плацкартного вагона и светского салона", - объясняет Салимзянов.

 

"Процесс" рассказывает о мире, из которого зачастую хочется убежать. Но это невозможно. Мысль не самая позитивная, но и ее Салимзянов умудряется сдобрить юмором и песнями Верки Сердючки вперемешку с российским гимном. 

Режиссер удивляется тому, что даже актеры не смеются, когда читают Кафку. Почему-то в других городах "Процесс" смотрят лучше, чем в Глазове, - замечает Салимзянов. - Наш зритель не такой сентиментальный".

 

Зато "Вино из одуванчиков" по Рэю Брэдбери, которое репетируют сегодня, обещает стать главным хитом сезона. Салимзянов решил поставить трогательную повесть и сыграть 12-летнего Дугласа. Возраст актеров и их героев здесь перемешан: юная ученица театральной студии Екатерина Салтыкова играет 70-летнюю миссис Бентли, а грузный старожил "Парафраза" Игорь Павлов - 10-летнего мальчика Тома.

 

Зритель у "Парафраза" своеобразный. Две дамы, сидевшие у самой сцены на приставных, в голос хохочут над 10-летним Павловым, кричат: "Как вкусненько!", когда на сцену вносят лимонад. В общем, сами становятся частью спектакля. Обеим под пятьдесят. "Сложнее всего с пенсионерами. Приходят бабушки на спектакль "Дуры мы, дуры", - и начинают комментировать вслух, подсказывать героиням, что делать дальше. Но мы и к этому привыкли, это уже часть шоу", - смеется Салимзянов.

 

Ни на зрителя, ни на руководство у актеров "Парафраза" жалоб нет. Только на заработную плату: самые высокооплачиваемые получают 17 тысяч рублей. "Жалко у нас нет возможности брать новых артистов - на них не дают ставок. Некому подменить, приходится и с ангиной играть", - грустно улыбается актриса Любовь Бердова, принимавшая участие в той самой стройке театра. Дыры в бюджете затыкают энтузиазмом. А с ним не только экзистенциального Кафку одолеть можно.