Чем живёшь, "Парафраз"?

Труппа театра ответила на три десятка вопросов глазовчан

Во вторник мы изменили формат нашей онлайн-конференции и сами пришли в гости к нашей «Персоне». Все потому, что «Персоной» на этот раз предстала труппа театра «Парафраз». Поговорить с артистами можно о многом: новый сезон, новые спектакли... Читатели поддержали нашу идею и задали 36 вопросов артистам, тем самым поставив очередной рекорд. Понятно, что все ответы на газетную страницу не поместятся, поэтому полную версию читайте и смотрите на нашем сайте.

ЧЕГО ЖДАТЬ ОТ НОВОГО СЕЗОНА
Глаэовчанин: Расскажите о своих планах на этот сезон, какие премьеры нам ждать? И когда?
Дамир Салимзянов, режиссер: 
- В наших планах до конца года должно быть еще две премьеры. Это спектакль о детстве, но для взрослых, по повести Рея Брэдбери «Вино из одуванчиков». Кроме того, у актера Павла Шарыгина должен состояться дебют в плане взрослого спектакля. Предположительно, это будет «Дон Кихот» в интерпретации Михаила Булгакова. 
Что будет после Нового года - сказать сложно. Но мы уже начали сезон спектаклем «Царевна Дуся», который сочинили в недрах театра. 

Анна Русских: Расскажите о новом спектакле? О чем он, а главное - для кого? 
- «Царевна Дуся» - спектакль для всей семьи. И это очень важно. Дети по-другому смотрят спектакль - внимательнее, доброжелательнее, когда приходят в театр с родителями, а не с ровесниками. Я уверен, что наш спектакль объединяет, скрепляет семью, и у всех ее членов после просмотра будет повод обсудить его, обменяться мнениями. 
Для нас это своего рода эксперимент. Спектакль, который номинально является детским, идет с антрактом в вечернее время. Сделано это для того, чтобы именно с семьей пришел к нам зритель. В «Царевне Дусе» соблюдены все три позиции, которые должны быть в хорошем детском спектакле. В нем есть развлекательная, воспитательная и образовательная части. Мораль спектакля: «Нельзя построить свое счастье на несчастье другого». А все остальное увидите в зале.

СМЕХ, ДА И ТОЛЬКО! 
QWER: Интересно, как вы придумываете новые сценарии, обсуждаете постановки. Уверен, проходит это очень смешно. Но что в этом самое сложное? 
Дамир Салимзянов: 
- Ничего сложного. Мы действительно собираемся, обсуждаем практически все спектакли. Придумываем имена, события, чтобы нам самим это было забавно, интересно. И «Дуры мы, дуры» так же сочинялся. У каждого персонажа в этом спектакле есть большой багаж, пласт жизни за пределами сцены. Мы знаем, что с ними произошло, как они подружились, где они жили раньше... Но зритель этого не знает. 
Совместное сочинение, мне кажется, это одна из важнейших составных в написании сценария спектакля. Вот сейчас мы работаем над новой постановкой «Вино из одуванчиков». Нам очень важно, чтобы в новом спектакле детство, описанное Реем Брэдбери, которое у него прошло в двадцатых годах прошлого века, зрители в зале ощущали, как свое собственное. И поэтому мы всей труппой вспоминаем свои случаи из детства. Вспоминаем ощущения, эмоции, чтобы потом все это перешло в новый спектакль и там сохранилось. 
Анна Сабурова, актриса:
- Это самая веселая часть работы. Автор вопроса правильно пишет - это смешно, ну или, как минимум, прикольно. 
Любовь Бёрдова, актриса: 
- У Дамира Салимзянова даже есть мечта - дать тему актерам и сразу выпустить их на сцену. И посмотреть, что получится. 
Александра Конькова, актриса:
- Он бы хотел только изредка подкидывать что-то, как в шоу «Импровизации». 

ЛАДУШКИ, ЛАДУШКИ, КОГДА ПРИЕДЕТЕ К БАБУШКЕ? 
arttem: Когда-то давно я ходил на спектакли в рамках фестиваля «Театральные ладушки». Прошло время, «Ладушки» умерли. Будет ли возобновлен когда-то столь значимый для города фестиваль? 
Дамир Салимзянов^
- Мы сами этого хотим. Но экономическая ситуация изменилась не только в городе, но и в стране. Если когда-то появится такая возможность, то мы сразу проведем фестиваль. На последнем фестивале была нелогичная ситуация, когда из Москвы выделили для его проведения больше денег, чем республика и город.

ТЕБЯ ПРОВОЦИРУЮТ, А ТЫ НЕ КОЛИСЬ! 
Бушмакина Елена: Вопрос ко всем - чем является театр «Парафраз» в вашей жизни? Мне кажется, вы настолько веселые, с вами не соскучишься. Общаетесь ли вы вне театра? Шутите ли друг над другом? Если да, то расскажите пару историй. 
Марина Алиева, актриса: 
- Вне театра мы друг от друга отдыхаем, потому что я своих коллег по театру вижу чаще, чем семью. 
Владимир Ломаев, актер:
- Для меня театр - это образ жизни. 
Павел Шарыгин, актер:
- Согласен. Это не профессия, не работа - это образ жизни. 
Игорь Павлов, актер:
- Есть такая работа - народ развлекать. 
Александра Конькова:
- Мы часто над собой подшучиваем, в основном на спектаклях. 
Анна Сабурова:
- Если кто- то заикнется: «Я на сцене не колюсь!», что означает, меня никто не рассмешит своими неожиданными подставами, жди беды! 
Любовь Бёрдова:
- Когда-то так сказал Паша Филиппов. Мы тут же поняли, что это он сделал зря. И решили его расколоть. Мы тогда были на гастролях в Перми, играли «Царевну-лягушку». Паша играл Кощея Бессмертного, пел живьем песню, а мы, танцующие мумии-красавицы, водили вокруг него хороводы. 
Я девочкам говорю: «Давайте, будто мы на лыжах, потом на коньках, а потом по моей команде все разом падаем!». Филиппов этого не ожидает, мы же просто хоровод должны водить. И вот я даю команду падать, но никто не ложится на пол, одна Лена Рыжикова упала.
Александра Конькова:
- И это до сих пор актуально, теперь все падаем и на Ленку смотрим. 
Любовь Бёрдова:
- Паша петь больше не мог, он закрылся плащом и хохотал... 
Анна Сабурова:
- А был случай, когда Дамир Салимзянов на сцене учудил. Вышел учительницей на спектакле «Пеппи» и изменил слова. Мы все поумирали со смеха, Дамир тоже хохочет. Минуты три никто не мог ничего сказать на сцене. 

ДЕНЬГИ И МЕЧТЫ
Городилова Мария: Говорят, что артисты получают большие деньги. У моей подруги знакомая играет в театре в Ижевске. Ее зарплата действительно не маленькая, у вас тоже? 
Все: Ооооооооо.... (смех). 
Марина Алиева:
- Мы ответили на этот вопрос? 
Павел Шарыгин:
- Наша зарплата - это наши зрители. 
Дамир Салимзянов:
- К сожалению, мы бюджетники. Причем, муниципальные, и наши зарплаты неприлично низкие. И не зависят от аншлагов. Бюджетные оклады фиксированы.
Евгений Иванов, актер:
- Оклады у всех одинаковые. А Ижевск просто своих актеров поддерживает. 
Любовь Бердова:
- Они на федералных окладах. У них человек только пришел в театр и получает в два раза больше нас. 
Марина Алиева: 
- Мы так за них рады... 

Александр Ильич: Говорят, зарплата артистов «Парафраза» - примерно 14 тысяч. Поэтому, наверное, многие актеры так похудели за последнее время. Расскажите о нелегком актерском счастье, о чем мечтают наши любимые мастера сцены. Кстати, а какую зарплату вы бы хотели - ну так, по-честному? 
Евгений Иванов:
- Мы бы хотели другую зарплату... 
Игорь Павлов:
- Цифра может остаться та же, только в евро. 
Евгений Иванов:
- А похудели мы потому, что начали следить за собой. Задумались над тем, что надо держать себя в форме. 
Дамир Салимзянов:
- Актеры работают над собой? Мне это очень нравится. Толстеть можно за малые деньги, а вот похудеть... 
Евгений Иванов:
- А мечтаем мы о море. 
Дамир Салимзянов:
- Даже не о море, а скорее о возможности бывать там. Жить, творить можно и в Глазове. Но хотелось бы иметь возможности бывать там, где хочется, видеть то, что хочется. Иногда в Москве, в Питере, в Лондоне проходят театральные события, которые очень хочется увидеть вживую. чтобы заразиться вдохновением и перенести в наш театр. А возможностей нет. 
Любовь Бёрдова:
- Я люблю фантазировать. И часто представляю, что если бы у меня вдруг появилось миллиардное состояние, я бы построила в городе театр. 
Мы очень любим свое пространство, но хочется, чтобы в театре было современное оборудование, хорошие гримерки... У нас нет специального зала для танцев, репетиционного зала... 
Мне очень нравится идея, реализованная в Перми. Там перед театром каток, площадка, где проходят различные мероприятия. И я бы хотела, чтобы в нашем городе была такая же площадка. Чтобы мы могли принимать гостей. Очень много хороших коллективов, которые хотят приехать к нам с обменными гастролями, а сделать этого не могут, потому что наша площадка им не подходит. 
Владимир Ломаев:
- Многие наши зрители считают, что поход в театр - это праздник. И это совершенно верно. И многим зрителям, особенно женщинам, хочется показать свой наряд, посетить буфет, а его нет. И неудобно в зале сидеть... 
Дамир Салимзянов:
- Поэтому мы перестали спектакли играть на Парковой, потому что людям там тесно в зале. 

С полной версией интернет-конференции вы можете ознакомиться на сайте: 
http://kr-znamya.ru в разделе «Персона».

Газета "Красное знамя" №105

от 22 сентября 2016 года.

НАШИ ДРУЗЬЯ И ИНФОРМАЦИОННЫЕ СПОНСОРЫ

"ВИНО ИЗ ОДУВАНЧИКОВ"

16+

 

к/т "Родина"

(ул. Советская, 19)

тел. 3 - 46 - 03

09.09.2017 СБ 18.30
10.09.2017 ВС 17.00

График работы кассы театра

(ул. Революции, 14):

 

ПН-ПТ: 12.00 - 18.30

 

СБ: 12.00 - 18.30

ПЕРЕРЫВ: 15.00 - 16.00

 

ВС - ВЫХОДНОЙ

 

Касса театра (ул. Революции, 14) временно не работает! 

График работы кассы к/т "РОДИНА" (ул. Советская, 19):

 

ПН-ВС: 11.00 - 19.00

 

БЕЗ ВЫХОДНЫХ

 

Уважаемые зрители!

 

Касса к/т "РОДИНА"

(ул. Советская, 19)  возобновит свою работу по обычному графику 1 АВГУСТА! 

 

Приносим свои извинения за возможные неудобства!

ГЛАВНЫЙ РЕЖИССЁР ТЕАТРА "ПАРАФРАЗ"

ЗАСЛУЖЕННЫЙ ДЕЯТЕЛЬ ИСКУССТВ

УДМУРТСКОЙ РЕСПУБЛИКИ

Дамир САЛИМЗЯНОВ