СКАЗКА О ГЕРОИНЯХ НАШЕГО ВРЕМЕНИ


Глазовский «Парафраз» представил публике новогоднюю сказку «Дуры мы, дуры», в которой волшебство - это само искусство театра, сюжет же при этом предельно реалистичен, несмотря на то, что в него позволено вмешиваться зрителям. Эксперимент обернулся триумфом: хотя спектакль идет почти ежедневно, залы распроданы не только на весь январь, но и на февраль. А в марте «Дур…» увидит Москва: спектакль вошел во внеконкурсную программу главной театральной премии страны «Золотая маска».



 

«Дуры мы, дуры» - это виртуозная игра с привычными сюжетами и образами и удачная попытка соединить «народный» жанр новогодней сказки и актуальным документальным театром. Новый спектакль главного режиссера «Парафраза» Дамира Салимзянова наполнен реминисценциями на главную новогоднюю историю страны – фильм «Ирония судьбы, или С легким паром». В «Дурах…» тоже появляются три разные по характеру и темпераменту подруги и застенчивый одинокий мужчина, ненамеренно оказавшийся в квартире главной героини в праздничную ночь. Даже музыка в спектакле использована та самая, написанная для рязановской зимней сказки Микаэлом Таривердиевым. Есть и отсылка к другому новогоднему хиту – пьесе Надежды Птушкиной «Пока она умирала» (широкой публике больше известной в кинопереложении «Приходи на меня посмотреть»): тут тоже появляется беременная девушка в костюме Деда Мороза и, как водится, с непростой личной жизнью.

 

Впрочем, на этом сходство известных мелодрам с парафразовской премьерой и заканчивается. Сюжет классических новогодних сказок предсказуем: герои, в прошлом неудачливые в личной жизни, под бой курантов непременно обретают любовь и счастье. У спектакля «Парафраза» жанр другой, и все милые путаницы, совпадения и случайные знакомства становятся поводом для гораздо более серьезного и честного разговора со зрителем. И хотя на афишах «Дуры…» обозначены как «новогодняя женская сказка с судьбой», особенно значимой оказывается приписка «основано на реальных историях».

 

В центре новогодней истории от «Парафраза» - судьба Тани, обычной российской провинциалки за 30 (а если честнее, то под 40), уже потерявшей девическую стройность, не нажившей богатства и не вышедшей замуж. Таня в исполнении Любови Бёрдовой - женщина из тех, кого называют простыми и милыми, – в ней нет ни внешней эффектности и властной стервозности одной из ее подруг, Ларисы (Елена Рыжикова); ни сокрушительного темперамента и авантюрного склада другой подруги – Наили (Александра Конькова). Все, что у нее есть, – редкая по нашим временам сердечность и терпение. И вера в то, что сложатся отношения с мужчиной, которого она считает своим мужем, хотя он просто бывает у нее время от времени и не предлагает ничего большего.

 

Чем дальше разворачивается история Тани и ее подруг, тем яснее проступает главная тема спектакля. «Дуры…» оказываются исследованием современного российского феномена – одиноких женщин с мужьями.

 

Формально все героини спектакля «при мужчинах» и все же чувствуют себя одинокими. Яркая внешне и острая на язык Лариса вышла замуж за сентиментального тихоню-домоседа и, кажется, каждую минуту своей жизни злится на него и на себя, что прогадала, отказалась от возможности встретить кого-то, кто больше соответствует ее представлениям о мужественности. Она так и не научилась видеть в муже «своего» человека и искренне думает, что она одна. Заводила, говорунья, прирожденный тамада Наиля счастлива замужем: в свое время отхватила первого парня на деревне. Но и она живет по принципу «все сама»: чтобы обеспечивать семью, муж- дальнобойщик не возвращается с трассы неделями. Татьяна с ее деликатностью и заботой о любимом мужчине не смеет спросить, позовет ли он ее когда-нибудь в жены, довольствуясь тем, что он вообще есть в ее жизни. И даже юная девушка (тот самый Дед Мороз), узнавшая, что ждет ребенка от своего приятеля-студента, не уверена, что он останется с ней после этой новости. О своей неустроенности, незащищенности и одиночестве они всерьез не говорят – не принято, неприлично. Только едко шутят иногда или под караоке, выбрав самую драматичную песню, пропевают – выплакивают свою боль, прикрываясь как маской образом лирической героини музыкального хита. А когда появляется среди них мужчина (не герой-соблазнитель, не открыточный красавец, а слегка помятый, неряшливый и какой-то нелепый, с неуверенными жестами и нервным тиком, но не злой и рукастый) и начинает спокойно делать обычную мужскую работу – возиться с техникой – все героини тут же завороженно замирают и вглядываются в него, как сказочные царевны в долгожданного принца.

 

Героини поднимают бокалы за то, «чтобы если рядом мужик, то чтобы он правда был» и просят у ряженого Деда Мороза «чтоб хоть как-то, хоть что- то». И когда кончаются обычные, простые слова, чтобы допроситься у судьбы того, что важнее всего остального, женщины в дешевых праздничных платьях и вечных кокошниках девиц-красавиц, все так же ждущих своих принцев, несмотря на смену веков, поют на французском языке душераздирающую «Je suis malade». И даже если зрители не знают ни слова по-французски, в отчаянных интонациях и упрямо вскинутых подбородках героинь они безошибочно считывают последний вызов судьбе и стойкость того, кому уже нечего терять. А песня меж тем об этом последнем вы- зове и есть: «Я больна без тебя; моя жизнь прекращается, когда ты уходишь; я устала и нет больше сил делать вид, что я счастлива».

 

Можно было бы упрекнуть создателей спектакля в том, что все женщины в этой истории оказываются слишком зависимыми от своей «бабьей доли», несамодостаточными и далекими от идей феминизма. Но любой намек на эту претензию снимают сами зрители, которых «Парафраз» сделал полно- ценными участниками спектакля. Сюжет «Дур…» развивается в соответствии с желаниями публики в зале: на поворотных точках истории зрители (среди которых традиционно больше женщин) прямым голосованием выбирают, что дальше произойдет с персонажами. И актеры готовы играть разные сцены в зависимости от выбора зала. Но глазовская публика (и тут можно с уверенностью говорить, что это повторится в любом городе страны) каждый раз, на каждом спектакле без исключения практически единогласно выбирает, чтобы «мужчина остался». Выбирает вопреки просьбам главной героини «пусть он уйдет», потому что прислушивается в этот момент не к ней, а к себе. Так сказка, основанная на реальных историях, окончательно перерастает в реальность.

 

Но и здесь «Парафраз» выдерживает свой фирменный стиль: при всей трагичности поднятой темы спектакль отнюдь не пессимистичный. Героини поминутно оказываются в комедийных ситуациях - не всегда веселых, но очень смешных: карнавальных, остроумных, почти анекдотичных, разыгранных с безупречным чувством меры и вкуса к хорошей шутке. Персонажи говорят живым народным языком, богатым на присказки и ядреные метафоры: тут дело и в использовании документальных монологов, и в том, что сами парафразовцы – естественная часть этой бытовой среды. А «распорядители спектакля», которые не только проводят зрительское голосование, но и отыгрывают звуковые и технические эффекты, создают ощущение театрального чуда и настоящей сказки, которую на твоих глазах пишут ироничные и мудрые авторы.

 

Финал у этой истории открытый: многообещающий, но ничего не гарантирующий. Тем больше доверия он вызывает.


Анна ВАРДУГИНА

"Удмуртская правда"

17 ДЕКАБРЯ 2014 №146

Из досье "УП"

 

В декабре стали известны участники «Маски плюс» - внеконкурсной программы Российской национальной театральной премии «Золотая маска - 2015». Из 140 спектаклей, отсмотренных экспертами, в программу было отобрано всего 12. Все они будут показаны в Москве в марте 2015 года.

 

Спектакли, созданные в Удмуртии, попали на «Маску плюс» впервые в ее истории, которая началась в 2009 году. Тем заметнее будет участие республики в «Маске плюс - 2015»: в ее программу отобрано сразу два спектакля театров, работающих на ее территории. Это трагикомедия «Дуры мы, дуры» глазовского муниципального театра «Парафраз» и драма «Колбаса/Фрагменты» ижевского не- зависимого театра Les Partisans (об этом спектакле читайте в «УП» № 137 за 26 ноября).

 

Кроме того, в программу «Маски плюс» отобран спектакль «Иванов» Новокузнецкого театра драмы, поставленный Петром Шерешевским - нынешним главным режиссером Русского драматического театра УР.

 

Для внеконкурсной программы «Маска плюс» отбираются спектакли, демонстрирующие, по мнению экспертов, возможные пути развития современного театра и характеризующие актуальную театральную ситуацию в России и за ее пределами. В «Маску плюс» попадают яркие, нестандартные работы, сделанные на стыке жанров и позволяющие с большой долей уверенности предположить, каким будет авторский театр в ближайшие годы.

 

На сайте премии уточняется: «В программе «Маска Плюс» представлен театр, который живо и остро откликается на реалии сегодняшнего времени, делает это в точках неожиданных пересечений эксперимента и жанра. Именно в поле этих взаимодействий рождается новый инструмент рефлексии современного художника, благодаря которому мы как зрители можем лучше понять окружающий нас мир».

НАШИ ДРУЗЬЯ И ИНФОРМАЦИОННЫЕ СПОНСОРЫ

"ВИНО ИЗ ОДУВАНЧИКОВ"

16+

 

к/т "Родина"

(ул. Советская, 19)

тел. 3 - 46 - 03

09.09.2017 СБ 18.30
10.09.2017 ВС 17.00
14.09.2017 ЧТ 18.30
15.09.2017 ПТ 18.30
16.09.2017 СБ 18.30
17.09.2017 ВС 18.30

График работы кассы театра

(ул. Революции, 14):

 

ПН-ПТ: 12.00 - 18.30

 

СБ: 12.00 - 18.30

ПЕРЕРЫВ: 15.00 - 16.00

 

ВС - ВЫХОДНОЙ

 

Касса театра (ул. Революции, 14) временно не работает! 

График работы кассы к/т "РОДИНА" (ул. Советская, 19):

 

ПН-ВС: 11.00 - 19.00

 

БЕЗ ВЫХОДНЫХ

 

Уважаемые зрители!

 

Касса к/т "РОДИНА"

(ул. Советская, 19)  возобновит свою работу по обычному графику 1 АВГУСТА! 

 

Приносим свои извинения за возможные неудобства!

ГЛАВНЫЙ РЕЖИССЁР ТЕАТРА "ПАРАФРАЗ"

ЗАСЛУЖЕННЫЙ ДЕЯТЕЛЬ ИСКУССТВ

УДМУРТСКОЙ РЕСПУБЛИКИ

Дамир САЛИМЗЯНОВ