"Парафраз". Глазовский театр играет свой тридцатый сезон

Ретроспекций в юбилейном сезоне немного. "Основная задача - двигаться вперёд, осваивать то, что мы ещё не пробовали. Но одновременно с этим вспоминать, с чего всё начиналось, - тоже важно.

 

Это позволяет ощутить пройденную дистанцию, осознать, какой путь театром проделан», - говорит главный режиссер театра Дамир Салимзянов.

А начиналось все со студии Игоря Маслова при народном театре – компании единомышленников, для которых творчество было равно радости жизни и постоянному открытию – себя, человеческой природы, способов говорить о действительно важных вещах без пафоса и надрыва. Потом были десятки спектаклей, которые, независимо от жанра и сюжета, всегда были о необходимости сочувствия, свободы выбора, ценности жизни, о том, что в людях наравне с довольно неприятными чертами почти наверняка есть и что-то хорошее. «Парафраз» всегда был удивительно жизнеутверждающим театром, даже когда говорил о самых болевых социальных и нравственных проблемах. И, что безусловно важно, сами парафразовцы разделяли этот взгляд на жизнь, потому в их интонациях на сцене не было и тени фальши и наигрыша. Может быть, в том числе поэтому они не только были любимцами глазовчан, неким камертоном интеллектуальной жизни города, но и раз за разом становились победителями всероссийских и республиканских театральных фестивалей: талант в сочетании с точным ощущением времени и искренностью всегда подкупает.

«Парафраз» уже давно получил профессиональный статус, стал первым в Удмуртии театром, который начал работать с актуальной драматургией – российской и зарубежной, но сохранил и тот студийный дух, включающий в себя и настоящее творческое братство, и интерес к расширению эстетических и тематических границ. «Все равно есть ощущение, что это театр-студия, несмотря на изменение статуса. Это театр-семья, где один друг друга подхватывает, где никто не отрабатывает зарплату, а действительно является сотворцом всего происходящего, где очень много значат дружба, доверие, взаимовыручка», - подтверждает взгляд со стороны Салимзянов.

В юбилейном сезоне, кроме новых спектаклей, театр представил зрителям цикл читок по пьесам, которые имели большое значение для развития «Парафраза», для поиска им собственной интонации. Буквально на десять показов глазовчане восстановили спектакль «Учитесь водить автомобиль заочно» - один из тех, с которых все начиналось. Играют в нем те же, что и почти 30 лет назад, – Игорь Павлов и Дамир Салимзянов. Он рассказывает:

·        В 1985 году это был культовый спектакль. Его сначала сделали как хохму на капустник, а потом мы выехали на фестиваль, заявив это название как полноценный спектакль. Между тем, когда артисты театра садились в поезд, чтобы ехать на фестиваль, спектакля еще не было. И вот в пути мы начали сочинять спектакль, распределили роли, и за три дня до нашего показа, пока мы ждали своей очереди выступать, в гостинице отрепетировали его. Показали то, что получилось, и стали лауреатами фестиваля. Эта история очень отражает наш творческий метод того времени. Это был чистый рок-н-ролл. Для нас тогда была определяющей вот эта энергия: эх, сделали! Сейчас мы стали немного серьезней, все-таки существует планирование, расписание на сезон. Мы уже не делаем спектакли с наскока. Но отношение к творчеству, замешанное не кураже, на желании получить удовольствие самим и дать пищу для эмоций и для ума зрителям, осталось. «Автомобиль…» был еще очень важен для нас, поскольку именно на этом спектакле произошел переход от формата большой к малой сцене, и это было важнейшим шагом для формирования театрального языка нашего театра: мы начали учиться работать на малой сцене, где даже взмах ресницами - это уже сильный жест. Оказалось, что от этой работы глаза в глаза со зрителями мы получаем кайф!

·        Для «Парафраза» сам факт показа спектакля, которому много лет, уникален. Это ведь единственный в Удмуртии и один из немногих в России театров, работающих не по репертуарному принципу, а по «бродвейскому»: спектакль интенсивно идет несколько месяцев после премьеры, а потом навсегда уходит со сцены. После возрождения «Автомобиля…» просьб восстановить еще какие-то давние спектакли наверняка стало больше?

·        Просьбы вернуть спектакль в репертуар хоть ненадолго есть практически по каждому спектаклю. Спустя год или два после того как спектакль снят с проката, зрители говорят, что вот теперь они бы пересмотрели его с большим удовольствием. Мы объясняем, что для нашего театра это невозможно – из-за крохотного размера театра мы не можем хранить старые декорации и не хотим отказываться от новых спектаклей, все время возвращаясь к тому, что уже сыграно. Но в этом сезоне мы восстановили еще один спектакль - «Где-то и около» драматурга Анны Яблонской. В его отношении желание зрителей совпали с желанием самого театра не расставаться с этим спектаклем как можно дольше, сохранять его живым, пусть и с большими перерывами в показах. Этот спектакль очень важен для «Парафраза»: это был наш переход в новое качество в смысле актерского существования и выход на новый уровень в смысле общения с современной театральной общественностью России. С этим спектаклем «Парафраз» попал в пространство «новой драмы», где зашел в творческих поисках дальше, чем когда-либо раньше.

·        У тебя самого есть любимые периоды за 30-летнюю историю театра?

·        Естественно, самое начало, когда я только попал туда. Это был 1983 год, мне было 15 лет. Я думал, что приду в студию при театре, научусь вести себя на сцене и стану фокусником – не только умелым, но и артистичным. А потом оказалось, что театр поглотил все мои прежние интересы, вобрал их в себя. Все, что мне нравилось, находило применение в театре. И поздние репетиции очень легли на возраст. Это же важно для подростка в 15-16 лет: мы в 12 ночи еще репетируем, и у меня есть уважительная причина не идти домой. А потом очень важным был момент, когда мы своими руками начали строить здание на ул. Революции, которое стало основной сценой театра. То есть буквально своими руками мы клали кирпичи, заливали битум, латали крышу, потому что она постоянно протекала – мы же все не строители, учились на ходу. Она так и протекала то тут, то там, пока ее не переделали профессионалы, но тем не менее первую крышу над нашим театром мы возвели сами. И пол настилали, и зал, и фойе – и мы знали, что строим театр, в котором будем играть свои спектакли – те, которые нам важны и интересны. Это было очень вдохновляюще. До сих пор вспоминаю об этом как о чем-то феерическом. Думаю, сегодня мы бы уже не смогли такое повторить, я даже с трудом верю, что это вообще было возможно: компания актеров загорелась идеей и построила себе театр. Время тогда было более авантюрное в хорошем смысле и более романтичное. Причем романтичное в классическом литературном понимании, когда романтический герой и его идеалы противопоставляются обществу с его привычками и рутиной. И театр был этим героем.

·        У тебя есть ощущение, что театр по-настоящему влияет на мировоззрение глазовчан, на ситуацию в городе?

·        Влияет, и, может быть, даже в опасном для города смысле. Мы всегда старались задавать все более высокую планку, никогда не шли на компромиссы из серии «у нас зритель провинциальный, давайте вот тут попроще сделаем». Не боялись провокационных художественных образов, сложных морально-этических вопросов, не боялись говорить на любую тему всерьез. Когда-то это еще вызывало сомнения у актеров «Парафраза», они спрашивали на репетициях: «А может, тут попроще сделаем, не поймут ведь зрители». Сейчас уже не спрашивают, наоборот, считают, что это правильно – расшевеливать мозги и эмоции. В результате мы воспитали довольно требовательных зрителей, которых со временем переставал устраивать общий культурный фон маленького города. То есть в какой-то степени мы сами провоцировали зрителей своими спектаклями к тому, чтобы они захотели изменить что-то в своей жизни. Для многих из них этим изменением стал отъезд из Глазова в Москву или другой крупный город. Но лицемерно уговаривать наших зрителей «зато у нас природа красивая» и «где родился, там и пригодился» мы бы не смогли. Совесть бы не позволила.

P.S. Большой премьерой 30-го сезона в «Парафразе» стал первый на глазовской сцене спектакль в жанре детектива. Он так и называется – «Детектив Агаты Кристи». И, несмотря на британскую литературную основу, это история снова о нас и о нашем времени. Именно этот спектакль 17 марта открыл республиканский фестиваль «Театральная весна -2014».

 

 Анна ВАРДУГИНА

Газета "Удмуртская правда"

НАШИ ДРУЗЬЯ И ИНФОРМАЦИОННЫЕ СПОНСОРЫ

"ВИНО ИЗ ОДУВАНЧИКОВ"

16+

 

к/т "Родина"

(ул. Советская, 19)

тел. 3 - 46 - 03

09.09.2017 СБ 18.30
10.09.2017 ВС 17.00
14.09.2017 ЧТ 18.30
15.09.2017 ПТ 18.30
16.09.2017 СБ 18.30
17.09.2017 ВС 18.30

График работы кассы театра

(ул. Революции, 14):

 

ПН-ПТ: 12.00 - 18.30

 

СБ: 12.00 - 18.30

ПЕРЕРЫВ: 15.00 - 16.00

 

ВС - ВЫХОДНОЙ

 

Касса театра (ул. Революции, 14) временно не работает! 

График работы кассы к/т "РОДИНА" (ул. Советская, 19):

 

ПН-ВС: 11.00 - 19.00

 

БЕЗ ВЫХОДНЫХ

 

Уважаемые зрители!

 

Касса к/т "РОДИНА"

(ул. Советская, 19)  возобновит свою работу по обычному графику 1 АВГУСТА! 

 

Приносим свои извинения за возможные неудобства!

ГЛАВНЫЙ РЕЖИССЁР ТЕАТРА "ПАРАФРАЗ"

ЗАСЛУЖЕННЫЙ ДЕЯТЕЛЬ ИСКУССТВ

УДМУРТСКОЙ РЕСПУБЛИКИ

Дамир САЛИМЗЯНОВ