Выпуск №4

"НИКТО НЕ ПОВЕРИТ" На фото: Алексей КАЗАКОВ
"НИКТО НЕ ПОВЕРИТ" На фото: Алексей КАЗАКОВ

"А я, признаюсь, до сих пор больше всего из всех масловских постановок люблю спектакль «НИКТО НЕ ПОВЕРИТ». Это явление было лёгким и изящным. Действо бурлило и пенилось на сцене искрящимся весельем! Это шампанское било через край и расплёскивалось по зрительному залу!.. Ощущение подлинного удовольствия не оставляет меня при этих воспоминаниях и теперь...

Но главным было  то, что И. Маслов основал в городе профессиональный театр. Его же рук дело — создание клуба любителей кино «Ракурс», поддержанное единомышленниками Б. Рейфманом и преподавателем кафедры иностранной литературы ГГПИ  Р. Кабаковым. Именно Маслов придумал «театральное кафе» и «Подкову Пегаса», начал регулярно проводить в Глазове фестивали театров. Он привнёс в культурную жизнь города так много, что оставил в ней за короткое время свой след надолго.

Справедливости ради заметим, что И.В.Маслов был человеком неоднозначным, противоречивым,  порой тяжёлым в общении. Не без недостатков и вредных привычек. Но помнить о нём сейчас хочется не это, а то, что он был яркой звездой, вдруг вспыхнувшей над нами и быстро сгоревшей, но успевшей посветить многим...

Игорь Маслов создал в Глазове свою театральную школу, существование которой выразилось в том, что после его ухода театр не умер, а продолжает успешно существовать под руководством Дамира Салимзянова, спектакли которого по-новому завоёвывают любовь зрителей и призовые места на различных фестивалях.

Удивительно то, что даже близко знавшие Игоря Маслова знали о нём не всё. Мне, например, он своих стихов не показывал. И только от моей мамы, с которой он был дружен, особенно в свои последние годы, я узнавал: «Заходил Игорь, пил кофе и читал мне свои стихи. Ты послушай, это интересно. Он мне их оставил...» Таким образом, у нас остались три его стихотворения, которые я тут и привожу. Да простит мне это Игорь. Два из них (последние) написаны за месяц-полтора до смерти."

 

 Алексей КАЗАКОВ, бывший артист театра «ПАРАФРАЗ»

 

  * * *

Уплываю, чтобы быть,

                             от себя ища спасенья.

Чтобы до себя доплыть,

                              ищем кораблекрушенья.

Мачты старые скрипят.

Трубки горькие дымят.

И когда в каюте сплю,

Сбитый бытом, смятый ленью,

Буря бьёт по кораблю,

Буря бьёт по кораблю.

Здравствуй, кораблекрушенье.

Уплываю от жены,

                               от её долготерпенья.

Нашим жёнам не нужны

                               наши кораблекрушенья.

 

* * *

Какой сентябрь! Давай не засыпать...

Мне кажется, что ты сейчас захочешь

По самым тихим улочкам гулять

Сто пять часов и три сентябрьских ночи.

 

И мы с тобой весь город обойдём

И в сумочку твою - не карамели,

А облетевших листьев наберём

Пока ещё их ветры не отпели...

 

Потом, к зиме, разложим их в тома.

Они вздохнут по-старчески устало,

И пусть живут в домах, как в теремах,

И пусть они читают что попало...

 

Прислушайся, какая тишина!

Когда мы говорим, она вздыхает,

Как девочка, что очень влюблена,

И многого ещё не понимает...

  

* * *

Десятый час. На улице темно. 

Седая ночь изобретает пламя...

Мой милый друг, ты вспомнил про вино,

А я читаю Пушкина на память...

 

Благодарю молчание твоё,

Дыхание зимы, горластый ветер,

И наше холостяцкое жильё,

И тёплый хлеб на ветхом табурете...

 

За белый свет, спасибо ноябрю,

А пращуру — за старенькое пламя...

В который раз  я жизнь благодарю

За то, что помню Пушкина на память,

 

За то, что светел день, а ночь темна,

И дни летят, а годы наши мчатся.

И я ещё умею без вина

В своей любви прохожему признаться...

 

  Игорь МАСЛОВ, 2001 год

 

На фото: Игорь МАСЛОВ
На фото: Игорь МАСЛОВ

"В свое время один человек заметил, что в городе появились два человека, своеобразные метеориты, которые от столкновения разлетелись в разные стороны, но которые растопили это болото. Это были мы с Игорем.

Как-то раз мы с Игорем наводили порядок после новогоднего вечера. И, разговорившись, стали вспоминать, как празднуют многочисленные народности нашей России. Он рассказал, как это бывает на севере, там, где добывают золото и как отдыхают старатели. А я рассказала, как на севере Иркутской области старатели гуляли неделями на берегу реки Мамы. И, представляете, выясняется, что мы говорили об одном месте.  Там, на реке Маме,  есть поселок Луговка и школа-интернат. Так вот я оттуда уехала, будучи девятиклассницей, а он чуть позже туда приехал физику преподавать.  Несмотря на то, что мы никак не могли друг к другу приноровиться, оказалось, что мы связаны одним северным прошлым." 

 

Светлана ЛУЗИНА,  художник 

 

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ...